Калевала — родина эпоса

    Эйно Киуру
    Ст. научный сотрудник Института языка, литературы и истории,
    один из авторов нового перевода «Калевалы» на русский язык.

    Именно на этой земле выдающийся финский фольклорист Элиас Леннрот в XIX веке записал многие из рун, вошедших во всемирно-известный карело-финский эпос «Калевала». «Калевала» — единственный эпос, который, наряду с былинами, имеет народные корни и объединяет Россию и Финляндию.

    Как была создана «Калевала»

    Еще в 18 веке в Финляндии обратили внимание на удивительно содержательные и красивые народные песни, которые пели не только в финских деревнях, но которые были особенно популярны среди приходивших из Восточной Карелии коробейников, торговавших вразнос по всей Финляндии. Их стали записывать и публиковать. Одним из таких собирателей и публикаторов был отец известного и у нас финского писателя Закари Топелиуса, З. Топелиус-старший. Он работал окружным врачом в г. Каяни. Появлялись и другие собиратели и публикаторы народных песен, сказок, преданий. В начале 19 века интерес к неизвестной до этого родной поэзии, к фольклору («народная мудрость») стал возрастать во всей Европе, что было заслугой так называемого течения романтизма, искавшего общественные идеалы в народной жизни прошлых эпох.

    С накоплением нового материала интерес к нему все больше возрастал, и среди ученых-филологов возникла идея возможности создания на его основе эпического произведения подобного гомеровской «Илиаде» и «Одиссее». Первым такую мысль высказал К. Готлунд, позже ее подхватил и воплотил в жизнь Элиас Леннрот (1802–1884 гг.).

      
    Элиас Лённрот

    Еще будучи студентом университета в г.Турку, он совершил первую поездку в села и деревни восточной Финляндии, где в основном среди карельского населения записал много заговоров, заклинаний и эпических песен. Дальнейшие его экспедиции по Финляндии, российской Карелии и другим местностям дали прекрасный результат — им были записаны прекрасные песни о деяниях таких героев, как Вяйнемяйнен, Лемминкяйнен, Илмаринен, Йоукахайнен. Когда такого материала набралось достаточно много (собранием песен занимались и другие лица, в частности, к этой работе привлекались и студенты), Элиас Леннрот приступил к созданию обобщающего все собранное произведения. Работа шла поэтапно и в 1833 году им была написана и подготовлена к печати поэма из 16 песен-глав, которая так и не была опубликована, потому что во время своей пятой экспедиции в Карелию, в частности, в с.Ухта ( нынче Калевала), Э. Леннроту удалось записать почти столько же нового материала, сколько в его распоряжении было до этого. Во время этой поездки в апреле 1834 года Э. Леннрот встретился в д.Латваярви со знаменитейшим в эти годы карельским рунопевцем Архиппой Перттунен, от которого он записал целых 4000 поэтических строк. И хотя в этом материале почти не было сюжетов и тем, которые не были бы известны до этого, песни, исполненные этим, как его называли, королем карельских рунопевцев, были удивительно стройны и последовательны по сюжетам и композиции. Ряд сюжетов, как, например, руна о Сампо, отличались самобытностью трактовки отдельных эпизодов и тем.

      
    Герои эпоса "Калевала"

    В результате этой столь удачной экспедиции Э. Леннрот приостановил издание готовой поэмы, получившей впоследствии название «Перво-Калевала», и уже в начале 1835 года сдал в производство эпическую поэму «Калевала», в которой было 32 песни-главы и в общей сложности около 12000 стихотворных строк. Успех этой книги стимулировал новую волну интереса к народной поэзии и вообще к жизни карельского народа в лесной глуши, где, как думали финские ученые, писатели, интеллигенция еще сохранялись элементы быта и общественных отношений, которые казались романтикам идеальными. Так началась волна так называемого корелианизма, и карельские деревни и села стали местом паломничества писателей, художников, композиторов и, конечно же ученых-этнографов и фольклористов. Это привело к накоплению новых рун и других произведений фольклора. Деревни и села Аконлахти (Баб-губа), Войница, Ухта, Чена, Латваярви стали известными в кругах Финляндской культурной общественности. Все это пробудило Э. Леннрота продолжить работу над уже опубликованной поэмой. К этому его побуждали, в частности, записи рун и беседы с такими выдающимися исполнителями древних эпических песен как Онтреи Малинен, Ваассила Киелевяйнен, Юрки Кеттунен, Соава Трохкимайнен и, конечно же, Архиппа Перттунен. Это их творческое исполнение руны и советы убедили Э. Леннрота в том, что долго мучивший его вопрос, в какой последовательности размещать в поэме события, о которых рассказывают отдельные руны, должен быть решен им самим. И тогда поэт воскликнул в стиле записанных им песен: «Сам я стану рунопевцем, заклинателем хорошим!» И вот через четырнадцать лет после выхода в свет первого варианта поэмы в 1849 году появился новый вариант, так называемая «полная» «Калевала», в которой было уже 50 песен-глав и 22795 поэтических строк.

      
    Эпос "Калевала"

    Именно этой книге суждено было войти в золотой фонд литературы наряду с десятками других всемирноизвестных и почитаемых произведений человеческого духа. Именно карельские рунопевцы — их сотни — позволили выявить и извлечь из-под спуда тот материал, из которого с детства знакомый с портновским ремеслом Элиас Леннрот скроил и умело сшил великолепное произведение, 150-летие которого мы отмечали в 1999 году. Именно этому творению Э. Леннрота, соавтором которого был народ, суждено было стать основой и стимулом развития искусства, литературы, музыки Финляндии, а несколько позже и Карелии. И здесь нет национальных границ. «Калевала» вдохновляла и карела Осмо Бородкина, и русских художников Г. Стронка, М. Мечева, Т. Юфу, и карелов Н. Гиппиева. Ф. Исакова, Н. Яакола, Я. Ругоева, и русских писателей и поэтов Б. Шмидта, А. Титова, А. Иванова и многих других, черпавших вдохновение в общем для карелов и финнов достоянии, корни которого уходят глубоко в историю.

      
    Пямятник - реликтовая сосна Элеаса Лённрота, под которой по приданию Э.Лённрот записывал руны.